Здравствуйте! Сегодня речь пойдет о достаточно важной методике, которая была разработана порядка 10 лет назад, и за это время многократно использовалась людьми из разных стран мира, показав свою высокую эффективность в решении проблемы, которая считается не решаемой вообще.

Речь идет о проблеме, которая называется «стимминг». Это такие повторяющиеся действия, которые совершаются ребенком с помощью своего тела или с помощью разных предметов, которые они крутят, вертят в руках и как-то с ними взаимодействуют. И эта проблема не имеет практически в мировом масштабе ни своего решения, ни объяснения. Сейчас принят в основном подход либо игнорировать подобные проблемы, когда это оказывается возможным, либо стараться переводить внимание ребенка на что-то другое. Ни то, ни другое не дает никакого действенного результата.

Речь сегодня пойдет об авторской методике, которую я разработал порядка 10 лет назад, назвав ее «Stimmi Plus+».

Подход необычен тем, что мы не боремся с подобными проявлениями, мы не блокируем их, не пытаемся перевести, «заговорить зубы». Мы не идем у них на поводу, а, наоборот, обращаем на них внимание и помогаем им реализоваться. Благодаря такому подходу они как бы сами себя исчерпывают и прекращаются. В этом и суть.

Принцип метода основан на постулатах еврейской традиции, которая говорит о том, что «все, что есть в мире, создано Богом, и имеет в себе положительный потенциал и какую-то положительную необходимость».

Прежде чем я перейду к описанию самой методики, я попрошу мам поделиться опытом. Расскажите, пожалуйста, что такое, с вашей точки зрения, стимы, как это было на вашем опыте, как вы к этому относились раньше, изменилось ли что-то сейчас.

Настя: Я Анастасия, из России, город Ялта республика Крым. Для меня раньше было представление, что это действительно какая-та стимуляция центральной нервной системы, какая-то нехватка у ребенка сенсорных ощущений. Может быть где-то отчасти оно так и есть, но я поняла, что в случае конкретно моего ребенка это было «от нечего делать», от безделья, от того, что ребенку нечем было заняться.

У нас были рядочки, у нас были башенки, были выстраивания и куча других.  Он постоянно смотрел на воду, включал и выключал свет, постоянно хлопал дверьми…

Затем я поняла, что если я ребенка направляю в какое-то правильное русло, то это всё уходит.

Мое отношение к стимам ранее: я вся в истериках, кричала, ругалась.

Потом я это все дело перевела в другое направление. Например, сын строил башни, а я его учила строить из конструктора, — я брала бумажку с инструкцией показывала, что и куда ставится. Ему это реально начало нравится, ему стало интересно. Параллельно с этим я еще и рассказывала, какого цвета тот или иной кубик.

И вот мы с ним строили-строили и достроили до того, что у меня ребенок сейчас с огромным удовольствием сам собирает конструктор по своему возрасту. И параллельно он знает цвета, он понимает, что «это — квадратик», «это — треугольник», «а это — просто разные детальки».

Вот таким образом мы и избавились от стима: сын понял, что можно собирать что-то интересное.

Валентина: У младшего сына были стимы: встраивание рядочков из машинок. И это было явно не от безделья.

Этот рядочек выстраивался раз в день, и его нельзя было трогать. Он должен был просто «быть». При этом дальше можно было заниматься любыми другими играми, делами, занятиями, но рядочек не трогать ни в коем случае.

И второй, классический, стим – это бег по кругу вокруг кучи одежды, сложенной на полу. Витя бегал так подолгу и часто. У меня же это вызывало настоящую панику и чувство полного бессилия. Было страшно и не понятно, что делать и почему ему это надо.

А вот использовали мы метод Давида со старшим сыном, с Василием, когда у него возникла странная дурная привычка, переросшая в неосознанное действие, сродни стиму: Вася начал периодически брать в рот верхний край одетой на него футболки и грызть его. Сначала редко, потом чаще и чаще, потом футболка была у него в рту практически на протяжении дня.

Это вызывало у меня просто истерику – как так: такой взрослый ребёнок (13 лет было) и грызет футболку! Я ругалась, кричала, наказывала, но ничего не работало. Ничего не работало, пока однажды Давид не посоветовал использовать его метод. И только тогда мы получили результат – всё это прекратилось.

Арминка: я Арминка, Одесса, Украина. Из стимов у сына были «крылышки», бег по кругу, бег по прямой линии. Я на это реагировала очень плохо…

Сейчас бег по кругу плавно переходит в танцы: это уже похоже на танец, он включает музыку и танцует. Бег по прямой линии переходит в игру: он зовет братика, чтобы они поиграли.

Только «крылышки» иногда бывают, но он опасается их демонстрировать, так как хорошо знает, что я буду с этим бороться. Он уже как только поднимает ручки, так смотрит на меня и думает, что лучше не надо. Эти «крылышки» начались в 5-6 месяцев.

ДАВИД: Сколько времени прошло с тех пор, когда он стал контролировать это?

Арминка: Как только начала контролировать такие вещи, то через три недели начало проходить. С некоторыми я сейчас только начала бороться, и уже вижу изменения.

ДАВИД: Как ты воспринимала эти стимы?

Арминка: Я стыдилась, пыталась ему объяснить. Но часто я видела, что «крылышки» – это проявления радости.

ДАВИД: Кстати, он у тебя начинал петь, как с этим сейчас?

Арминка: Да, поёт, именно без стимов.

Гуля: Я Гуля, мама Дамира. Мы из России, Московская область, город Клин. У нас было очень много стимов. «Крылышки», махание руками, были с 1 года 3 месяцев, и ушли они буквально недавно, месяца два назад.

Когда мы приехали на очное лечение, он бесконечно махал палочками. Потом в ход пошли бумажки: он их рвал и бросал — и вот вся квартира уже в бумаге. Эти бумажки я заставила его убрать. И самое главное — я сняла все это на видео и муж показывал ему. Сын смотрел с таким удивлением! Были истерики, когда я тоже снимала на видео и показывала ему его поведение.

Дамир ходил по одному и тому же маршруту, по эскалатору, часами… Приходишь в торговый центр за одеждой или за продуктами, а он мог по эскалатору часами спускаться и подниматься… Автоматические двери в торговых центрах тоже мог смотреть часами. Возле нашего дома есть «Пятерочка», мы стояли там по полтора, по два часа каждый божий день в обед и вечером. Потом включал и выключал свет, шкафчики открывал и закрывал бесконечно.

Сейчас всего этого нету. Нам больше помог метод, как я его снимала и показывала. И сеансы: как только ребенок пообщался с вами, Давид, он тут же менялся. И ничего не надо было, никаких волшебных таблеток — только Давидотерапия.  И сказки Йосефы нам помогают, особенно когда перепады погоды. Сын может даже в четыре утра, в три часа ночи проснуться, и просить сказку. И я ему включаю сказки, а он продолжает спать.

Алена: Я Алена, из России, Кемеровская область. Саша, сын, постоянно носил книжки и смотрел часами на бегущие строки. С книжками мы его потом начали учить читать, показывая какие-то буквы. Как результат, он у нас быстро научился читать. Проходя мимо доски объявлений, он постоянно читал всё подряд.

ДАВИД: Явно проявлялся какой-то позитивный интерес, его позитивная потребность, и через это он практически учился. Он застревал на одном и том же, не двигался дальше, потому что он не знал, куда и как двигаться. Когда вы ему стали помогать в этом, то всё пошло.

Алена:  Еще на горшок он не мог ходить вообще. Все, что он накакает, начинал размазывать по стенкам. Ну мы и дали ему тряпку в руки и «давай, убирай», как тогда вы нам посоветовали. Один или два раза помог с уборкой, постирал трусишки и перестал какать в штанишки.

ДАВИД: Многим детям и младшего возраста, и старшего это весьма помогает: исправление того, что они сделали. Это тоже один из пунктов этого метода: принятие на себя ответственности за свои действия, как взрослого человека, и исправление того, что сделано «не так».

Алена: Он постоянно бросал на пол все предметы, все палочки ватные — всё раскидывал, и вот после этого случая, что у нас получилось с горшком, он также начал за собой всё убирать.

ДАВИД: Его не заставляли отдельно, с ним на это не работали, оно произошло само. Уровень его сознания повысился без каких-либо особых усилий с вашей стороны.

Володя: Один раз показали, (например, он раскидал — мы показали) и дальше он всегда сам.

Настя: Сейчас у меня то же самое с Андреем: раскидывается целая гора конструктора и играет. Я говорю: пойми, раскидаешь — сам будешь убирать всю коробку.  И он уже не вываливает всё. Оп, и убрал назад.

Гуля: Я воспитателям сказала, что если он набедокурил, то он сам должен убирать, требуйте с него. И они говорят — спасибо вам: что он разбрасывает, то сам собирает, полностью самостоятельный ребенок.

Хочу добавить про горшок… Это для меня очень больная тема, потому что дружить с унитазом, с горшком Дамир начал в 4 — 4,4 года. До этого исключительно делал дела в трусики, даже на очном лечение. И только после очного лечение мы подружились с горшком и с унитазом, спасибо вам большое.

Алена: У нас это тоже была проблема, с горшком, и вот только после очного лечения, когда мы рассказали Давиду, наверное, через месяц у нас сын и ложку начал держать, и на горшок самостоятельно ходить.

ДАВИД: Он разговаривал до очного лечения?

Алена: Саша не был говорящим ребенком. Мы приехали в феврале, он вообще не говорил, ни «мама», ни «папа», ни какие-то звуки. Получается, он был на лечении в феврале, как раз три года ему исполнилось, приехали, и летом он начал считать, а потом начал читать, считать, и слова «мама», «папа» у него пришло понимание, начал разговаривать.

ДАВИД: Я задам вопрос, странный вопрос на взгляд людей, которые будут слушать: что вы для этого делали? Занимались, ходили к логопедам, дефектологам, ещё что-нибудь?

Алена: Мы водили его до лечения, но это были бесполезны такие занятия, без результата. Сейчас Вова с ним занимается просто по букварю Жуковой. Саша начал лучше считать, они начали этот счет превращать в какую-то игру, какие-то там песенки со счетом. Потом начали с ним читать по букварю, потихоньку-потихоньку, и все — он с чтения перешел в разговор.

ДАВИД: я просто спросил, потому что, насколько мне известно, вы в минимальной степени водите его по внешним разным занятиям, практически почти ничего, в сравнении с тем, что делают другие. И такие замечательные результаты.

Валерия: У нас тоже были разные стимуляции, начиная от «крылышек» и заканчивая дверьми, рядочками, бегом по кругу. Я относилась к этому очень настороженно, меня это пугало, я боялась продолжения, боялась, что это все будет развиваться. Как будут реагировать окружающие? Я стыдилась, старалась его отвлечь, злилась на него, ругала. Это начало сходить на «нет» после очного лечения, после применения методов по советам Давида.

ДАВИД: Скажи, пожалуйста, когда мы начали дистанционное лечение?

Валерия: Мы начали общаться, когда ребенку исполнилось 3 года. В тот момент у него уже были некоторые стимуляции: и двери, и «крылышки», и другие.

ДАВИД: Пока мы не будем говорить о том, что вы конкретно делали для устранения проблемы. Единство, что хочу сказать, это то, что мы рады за вас. Мы рады, что все, что связано с аутизмом, осталось в далёком прошлом: официальный диагноз f84.0 был снят некоторое время назад, о чем ты предоставила нам документы, и они помещены на наш сайт.

Валерия:  у нас отметился еще прогресс: на прошлой неделе мы снова проходили комиссию, и у нас осталось ОНР 3степени — это он окончания неправильно ставит.

ДАВИД: мне очень понравилось то, как он читал стихи и поздравлял на видео к Новому году, к моему дню рождения. Смотришь и радуешься, не веря своим глазам, что ребенок еще пару лет назад вообще не говорил, что было много чего другого, не очень аппетитных проявлений и прочее. Даже не хочется это вспоминать, как страшный сон.