Вернемся к озвученным пунктам…

Все очень просто: мы с этими проявлениями не сражаемся, мы их поддерживаем, мы их усиливаем, мы делаем их более сложными, и при этом переводим в сознательный уровень восприятия ребенка.

Отношение родителей

Еще раз, первый пункт – активное изменение отношения родителей к таким проявлениям. Замечаем проявление сразу же и начинаем ребенку помогать это переводить в ранг сознательного упражнения. Мне многие родители писали, что если подобное не останавливать, то происходит ухудшение.

Осознанность

Второе – осознанность. Упражнение для ребёнка, по началу действительно вынужденное, должно постепенно становиться осознанным и радостным. Родители могут вместе с ребёнком махать руками, прыгать, шататься из стороны в сторону, делать другие движения, которые принято называть стимами.

Обязательность

Третий пункт — сделать выполнение этого упражнения обязательным. Самый важный момент в этом пункте — это правильное выполнение, то есть если ребенок сделает два-три раза вместо 10-ти и убежит, то пользы от этого не будет никакой. Нужно сделать так, чтобы ребенок был вынужден выполнить это именно как упражнение. Его обязанность — сделать это упражнение до конца.

Не игнорировать, усиливать проявления.

То, что делается, нужно делать качественно.

Например, если ребенок машет руками, то надо сделать не «просто так», а с хорошей амплитудой, сильно. Практика показывает, что когда ребенку, который кричит, предлагают покричать еще громче, то он вначале начинает кричать, а потом прекращает, потому что манипуляция, которую он пытается делать с помощью крика, не проходит. Происходит другой эффект, и в этом тоже секреты упражнения.

Обычно родители активно реагируют в негативном ключе, чем и дают повод для манипуляции. А в нашем случае ребенку показывают, что подобный подход не действует.

Комбинировать, усложнять

Когда-то, лет 12 назад, мама одной девочки рассказывала, что у дочери есть такие проявления: она машет руками, прыгает на одном месте и кричит. Я просил вынуждать девочку делать это, и на определенном этапе мама рассказала, что девочка сама вдруг встала на батут и стала одновременно делать все три действия вместе: и прыгать, и кричать, и махать руками. Через какое-то время после этого все это как-то ушло в прошлое. То есть потребность была реализована и ушла. Ушла не потому, что ее «забивали», а потому, что она себя реализовала.

Мы сейчас не говорим о том, что за всем этим стоят органические причины. Так называемые «крылышки», по нашему опыту, происходят, как результат определенного поражения в районе воротниковой зоны и ниже, поражения спинного мозга. Это может быть, например, в результате родовых травм, или от иных причин. А в результате происходит перевозбуждение ребенка и возникает вот это рефлекторное неконтролируемое ребенком действо.

Мы не говорим сейчас о причинах этих всех действий. Мы говорим о том, каким образом, воздействуя непосредственно на эти причины, мы практически можем вылечить их, реализовать эту потребность, помочь ребенку.

Тренинг по расписанию

Это нужно делать не только тогда, когда ребенку захочется, но и просто по расписанию, вне зависимости от потребностей и желаний ребенка.

Установить график, например, три раза вдень, как тренировка в спортзале — надо сделать столько-то подходов в такое-то время. Например, 10 раз помахать руками, три раза похлопать, потом повернулась в другую сторону, сделать то же самое, и так далее.

Скомбинировать, усилить и перевести это в сознательное упражнение.

Одушевление людей и предметов

При этом предлагается еще следующее – одушевление людей, предметов. Имеется ввиду обращение к ребенку и его сознанию, чтобы он задумался над тем, что предметы, по которым он стучит тоже живые, и они чувствуют. И родители, и другие объекты — они тоже живые, они тоже чувствуют, и им может быть неприятно.

Можно обращаться и к сознанию ребенка, и его чувствам. Но тут все абсолютно индивидуально, и одним детям больше подходит одно, а другим — другое.

Из личного опыта

Расскажу несколько случаев, которые были года полтора назад…

К нам приезжал ребенок, у которого была одна очень активная потребность — стучать дверьми. И делал он это радостно: конкретно хлопал дверью моего кабинета, где в это же время были другие люди — взрослые, дети были на сеансе. Это мешало.

Я пробовал по-разному. Я сначала говорил, что, пожалуйста, не надо хлопать, это мешает. Ноль эффекта. Пробовал подставить, например, предмет, ботинок, чтобы не хлопал — тоже никак. Еще способы были опробованы — результата тоже никакого.

Не обращать на это внимание я никак не мог, потому что это мешало другим детям: дети реагировали на эти звуки, кого-то это пугало. Нужно было как-то это прекращать. Я ребенку сказал: «Ты знаешь, дверь мне сказала, что ей плохо оттого, что ты ее бьешь, двери от этого больно и неприятно. И она попросила меня это прекратить, чтобы я не допускал этого».

Потом происходило следующее: когда ребенок снова начинал хлопать, потому что уже имел привычку, или даже потребность, то я его очень нежно и деликатно брал подмышки, и через две-три секунды он обнаруживал себя в другом конце квартиры. Я ему ни слова не говорил, а просто отводил на некоторое расстояние. Он был в шоке. И вот пару-тройку раз так произошло, и все — больше он этого не повторял.

Почему? А ему ведь было сказано, что этим предметам, по которым он стучит, им это неприятно. А ребенок никогда об этом не задумывался, он не думал, что это может привести к каким-то другим действиям, которые прекратят его поступок.

Второй случай не совсем типичный. Лет 12 назад пришел молодой человек и привел своего сына, которого выставили из садика за не очень хорошее поведение. Ребёнок ничего не хотел там делать и не хотел больше идти в садик.

Каким образом можно двухлетнему ребенку объяснить, что он должен ходить в садик? Понятно, что обычный разговор о том, что «ты должен», что это обязанность, или что мама с папой не смогут пойти на работу для него не значит ничего.

Конкретно ему помогло следующее: когда он пришел, я как раз вытащил какое-то количество вещей для передачи другим людям. В Израиле это принято –  передаются вещи, которые вышли из использования, другим людям. И когда мальчик пришел, была уже выложена кучка таких вещей и среди них была одна сумка. Я решил, что она порадует ребенка тем, чтобы он ходил с ней в садик. Сумка была очень хорошая, на колесиках – мечта ребенка. Правда, он в результате выбрал другую сумку, без колесиков. Предпочел таскать на себе. Я дал этому ребенку эту сумку и увидел, что она ему понравилась, что он хочет ее взять себе. А потом я вдруг спросил: «А ты хочешь, чтобы сумка пошла к тебе?» То есть произошло одушевление сумки. «Я хочу!» «А ты знаешь, что эта сумка для детского садика? Если ты хочешь взять эту сумку, то ты должен понять, что ты будешь ответственен за то, чтобы ее, сумку, водить в садик. Не сам ходить, а ее водить садик. Эта сумка должна ходить в садик!»

Когда они уходили, я сказал его отцу, что если завтра будет проблема, а она всегда была с тем, что ребенок не хочет идти в садик, тогда позвони мне, пожалуйста, и я с ним поговорю. Разумеется, он позвонил — ребенок не хотел идти в садик. И я ему говорю: «Ты помнишь, о чем мы говорили? Ты помнишь, что эта сумка должна идти в садик?» Ребёнок вздохнул и пошел, и больше этих проблем с садиком не было.

Так работает то, что я назвал «одушевлением предметов». Когда дети «лупят» по чему-то, они тоже должны задуматься — а вдруг этому предмету больно? Происходит перевод в сознательный уровень.

Я назвал метод «Stimmi Plus+». «Плюс» потому, что мы вместо того, чтобы воевать с этим, игнорировать, страдая, мы это радостно переводим, усиливаем, помогаем этому реализоваться так, чтобы потребность, которая за этим стоит, и которую мы не можем правильно понять, могла реализоваться. И тогда ребенок от этого освобождается.

Потребность, с одной стороны, уже реализована, с другой стороны она приведена в конкретное другое русло — упражнение. И плюс ответственность ребенка за свои поступки: если что-то поломал, то должен это исправить.

Проявление любви и уважения к стиму, к этой потребности, и есть основа этого метода, который практически решает проблему всемирного масштаба легким естественным образом, без каких-либо побочных действий.

Если кто-то хочет что-то дополнить, то мы будем рады это услышать.